Опубликовано: 03:49, 24 июнь 2019
По материалам: rusvesna
Другие новости

Мне не нравится, что он говорит «агрессор» про Россию, но, может, так надо... — интервью с родителями Зеленского (ФОТО)

Мне не нравится, что он говорит «агрессор» про Россию, но, может, так надо... — интервью с родителями Зеленского (ФОТО)

Родители шестого президента Украины Владимира Зеленского Римма Владимировна и Александр Семенович по-прежнему живут в типовой многоэтажке Кривого Рога.

Побеседовать с родителями нового «слуги украинского народа» приехала журналист казахского издания Tengrinews Жанна Нурланова.

Родительский дом Зеленского — четырехкомнатная квартира в советской многоэтажке, таких панельных домов-муравейников разбросано по бывшему Союзу тысячи, их строили, еще когда была прочная вера в светлое будущее. Именно в ту эпоху родители Зеленского воспитывали сына, к ним я сильно хотела и в то же время боялась попасть: коллеги — украинские журналисты — говорили, что глава семьи всем отказывает в интервью.

…Ранним июньским утром сразу после поезда набираю мобильный Александра Семеновича. Женский голос (это была супруга) сообщает, что старший Зеленский еще отдыхает. «Не будите! Я журналистка из Казахстана, буду ждать вашего звонка во дворе», — успеваю выпалить в трубку и получаю одобрение.

Спустя полчаса набирает Александр Семенович и сообщает, что семья собирается завтракать, и приглашает присоединиться. «Вот и поговорим, я вас встречу у подъезда», — говорит отец президента Украины.

Прихожу раньше, улица Землячки, скромный двор, припаркованные бюджетные авто.

Встречаю соседку, которая при виде диктофона ретируется: «Ну сколько можно, опять вы, журналисты беспринципные…» Успеваю спросить о детстве Владимира и верят ли в Зеленского-президента здесь, на родине.

«Папа — профессор, Вова рос на наших глазах, хороший, инициативный. А когда человек становится политиком, он может измениться. Сейчас и миром нужно заняться, и коррупцию победить.

Я в нашего верю, очень хочется, чтобы он что-то хорошее сделал, характер у него есть, менеджер он хороший», — говорит она и добавляет, что лучше мне не беспокоить родителей.

В оговоренное время меня у парадного встречает невысокий и не по-утреннему улыбчивый Александр Семенович. «А где охрана, у меня никто не осмотрит рюкзак?» — недоумеваю я и подсознательно осматриваюсь по сторонам в надежде увидеть хотя бы пару следящих глаз в припаркованных во дворе машинах.

«Да он хотел, но какая охрана! Кому мы нужны?» — смеется Зеленский-старший.

Прихожу в себя, спрашиваю, почему родители согласились поговорить с журналисткой? «Ну ты же издалека, из Казахстана. А я там работал и хорошо помню, как меня принимали казахи», — получаю свой «пропуск» на беседу с родителями нового президента Украины.

Поднимаемся в лифте, пережившем, пожалуй, всех украинских президентов и, судя по состоянию, еще и пару генсеков. «Вам, наверное, ремонт в доме сделают, да и город подлатают?» — задаю логичный вопрос.

«Если только нам — то не нужно. Если делать, то всем, по всей Украине нужен ремонт. Да перестаньте, мы простые люди», — мой собеседник явно не похож на папу президента Голобородько из сериала «Слуга народа», которому все время нужны были президентские привилегии.

Скромная, но уютная квартира, замечаю, что много красного цвета — мебель, ковры. «Это Риммочка любит», — поясняет Александр Семенович, знакомит с супругой и проводит короткую экскурсию. — «Кофе будете?» Соглашаюсь, усаживаемся в красные кресла, растворимый кофе из красивого сервиза, печенье, конфеты. Мама во второй раз предлагает плотнее позавтракать, хотя бы яичницей.

Родители Зеленского — пенсионеры по возрасту, но отец продолжает преподавать в Криворожском экономическом институте (филиал столичного КНЭУ им. Вадима Гетьмана).

Александр Семенович — профессор (не любит, когда его так называют), заведующий кафедрой информатики и информационных технологий. Раньше внедрял автоматизированные системы управления горными работами в Монголии, Казахстане и России. Я начинаю задавать вопросы.

— Как воспитать президента?

— Мы же не воспитывали его как президента, мы воспитывали Вову как человека.

Со второго класса он учился в 95-й школе в классе с английским уклоном. Он окончил эту школу, потом он поступил в экономический институт права, на юриста.

Прежде чем дойти до президента, он такую школу жизни прошел. 20 лет свою компанию возглавлял. И 20 лет работал он со своими ребятами, сейчас больше 500 человек.

С друзьями он все детство, они еще вместе выступали в школе в КВН. Закончил институт, хорошо учился, я не краснел, во всяком случае. Больше мама уделяла время, я больше по объектам ездил. Поэтому настоящий воспитатель — это мама.


Владимир Зеленский с мамой

— Скажите, а Владимир советовался с вами, когда решил, что идет в президенты?

— Нет, он поставил нас в известность. Он мало советовался, но это не значит, что он нас мало уважал. А когда ему было очень тяжело, он звонил мне.

— Как часто вы теперь созваниваетесь?

— Тяжело сейчас созвониться. Раньше было часто. Мы понимаем объем его работ, мы смотрим и читаем, там проблем достаточно. Мощная коррупционная система, Верховная Рада не принимает его законы…

— Во время инаугурации где вы были?

— Мы там были, в зале (парламента — ред.). А рядом сидели все наши бывшие президенты. И наша невестка.

Затронуло сердце, конечно, я вроде и неслабый человек, и спортсменом был в молодости. Плакал — это правда. Резкое такое выступление.

— С вами он обсуждает проблемы в стране?

— Мы обсуждали как-то так. Он все время занят, и раньше был занят. Все время поездки, концерты. Он все время в работе. А сейчас — тем более.

Когда он приезжал недавно, я постоянно ему сложные вопросы задавал. Ну для нас он же не президент, как вам объяснить. Для нас он просто сын.

— Какое чувство вы испытали, когда вашего простого сына народ избрал президентом, 73% голосов собрал?

— Я ходил, такое ощущение, как будто я вырос сантиметров на двадцать (смеется, громко). И на голове кучери появились (смеемся втроем до слез).

У нас с сыном прекрасные отношения. Когда я узнал результаты выборов, у меня поднялся сахар.

— Поменялось ли отношение к вам студентов после выборов?

— Ну студенты ко мне нормально относятся.

Я такой человек, мое положение в обществе не определяют ни выборы, ни деньги. Сын неоднократно предлагал уехать в Киев, мы не хотим. Мы привыкли тут и все.

Но мы его любим, у меня сахар поднимался сильно. Потому что мы такую грязь услышали, с каналов льется. Такая грязь. Конечно, мы, как родители, переживаем очень.

— И наркоманом называли, — добавляет Римма Владимировна. — Он даже не курил.

— Когда слышим очередную грязь против сына, она вот с маленьким кулачком подходит к телевизору и хочет пробить этот экран. Очень неприятно, много грязи льют, нет этой грязи, но они откуда все берут, я не знаю.

В прессе пишут большую неправду, он якобы как попка (попугай — ред.). Мол, ему подсунули текст, и он не умеет говорить. Это вранье. После института он с братьями Шефирами уехал в Москву, и они писали там три года тексты для других команд КВН. Он пишет здорово!

— Говорят, что он без опыта. Как вам такое?

— А зачем опыт, он честный человек. Опыт, как красть? Не нужен такой опыт. Должны быть порядочные и нормальные помощники.

Вот я не политик, хотя, слушайте, вот Римма моя уже стала политиком (смеется).

Мне кажется, главное — это порядочность. И сделать что-то для людей. Ведь он не бедный человек, кстати, мы и сами удивились, что он достаточно состоятельный человек, миллионер.

— А дома у вас так скромно, меня это очень удивляет, у наших президентов родственники так не живут…

— Да нам и не надо это богатство, это у вас на Востоке могут кланяться даже дураку. Я неплохо получаю, у меня пенсия.

Он сам всегда предлагает, то машину хотел купить, то в Киев звал. Я не хочу, а он летом выталкивает нас отдыхать за свой счет, вот зубы мне поставил (улыбается).

Я не очень сторонник этих вещей. Я скромный человек. А что надо, плавательный бассейн, что ли? Куда еще, в ресторан? Ну нам и этого не надо. Она (супруга — ред.) прекрасно готовит! Что нам надо? Здоровье и все. Раз-два в году мы ездим в Киев и проверяемся у врачей. Нам этого достаточно.

— А много путешествовали?

— Нет, Монголия, Китай, и в вашей стране был. Отдыхали в последнее время в Болгарии, в Греции были на острове. Вовка нам взял путевку, мы все отказывались.

— От дорогих подарков тоже отказываетесь?

— Мне он дарил машину на день рождения, восемь лет назад. Я не брал. Сейчас он богатый человек, как я понял. Тогда он еще не очень крепко стоял.

У меня есть своя машина — польский Lanos, механика. Сборка хорошая, машина нормальная: на работу, и если летом мы отдыхаем, мы едем.

— Как вы думаете, какое первоочередное задание стоит перед президентом?

— Доверие народа к нему очень большое. Так что и мы хотим, как можно быстрее чтобы он что-то сделал. Но пока не получается. Воюют наши дети. Не хочется, понимаете?

Мир нужен. Ну, когда он говорит «агрессор» про Россию, мне не нравится такое слово. Но я тонкостей не знаю, может, это так надо…

Но он очень направлен на мир был, мировое разрешение. Это я знаю четко.

— Президент знает о простых проблемах граждан?

— Я думаю, что он все знает, он с нами общается (хитро улыбается),

Вова получает информацию от низов. Он очень простой парень, все он знает.

Прекрасно знает, почему пошел в президентство, он знает, что он материально не выиграет.

— Он на дебатах сказал, что будет избираться на один срок, с чем это, по-вашему, связано?

— Потому что у него есть любимая работа. Он пошел в президенты, я так думаю, часто он говорит: достали. Очень сильно. Я не буду нюансы говорить, очень достают. Вот и все.

— Владимир Зеленский за первые недели президентства успел много заявлений сделать — и против коррупции, и против России, особенно в вопросах оккупированных территорий, боевых действий. Вы его знаете как мужественного человека?

— Я думаю, что он мужественный.

— Он дрался в детстве, занимался спортом?

— Я в молодости был мастером спорта по штанге. И он по моим стопам начал заниматься штангой. Сколько я усилий потратил, чтобы он бросил это дело. Это никому не надо.

И он потом занялся танцами. Это единственный плюс, который я ему сделал, по-моему, за всю его карьеру. Он стал танцевать, а там и КВН начался, и в этом комплексе он сложился как артист.

— Сына ремнем наказывали?

— Вы знаете, я один раз проучил его и жалею до сих пор. Он тогда занялся КВНом, а я люблю точную науку, я технарь и всю жизнь этим занимаюсь. Это было где-то в пятом классе. Он тогда не решил задачу и запустил предмет. Я потом его так (показывает кулак), потом через два дня он все решил, он толковый хлопец.

Я до сих пор помню этот один случай в жизни. И он меня никогда не упрекал. Я не выдержал, ну как же так. И я наказал его, прям тут. Очень жалел. Один раз, и больше не трогал.

Я же тоже хотел, чтоб он научился программированию. Но он тяготел к другому, он здорово писал, он любил свое дело. И мы не вмешивались.

Его занятие не влияло на учебу, и я вижу: растет неглупый мальчик. И я потом просто перестроился и вижу, что это его, и все. Не давил и не мешал. Воспитывала его мама, а мама у нас нейтральная, она мягкая и хорошая женщина.

— Он комплексовал в детстве из-за маленького роста?

— Насчет роста — преувеличивают, у него рост 1,71 метра — это средний рост в Украине.

Вы видите, мы маленькие сами (улыбаются оба).

— Как давно вы были в Казахстане?

— Очень давно. Много ездил по Казахстану, еще когда Алматы был столицей. И, кстати, поэтому не смогли тебе отказать…

— А вы были у казахов дома в гостях?

— Это давно было, заходили. Нас интересовали особенно юрты.

— Какие черта характера казахов вам запомнилась?

— Был случай, мы остановились, поломалась машина. Нас позвали в дом, мы сели, нам дали мясо вкусное. Уважительно относились, казахи очень гостеприимный народ.

— Спасибо, и вы! Вижу, вы с супругой держитесь за руки, быть может, секрет воспитания президента — это любовь в семье?

— Да, мы 42 года в браке. Я очень люблю свою жену, не знаю, что она скажет (смотрят друг другу в глаза). Мне повезло, я считаю. Переживает и надоедает мне, но мне повезло. Я однолюб, и Вова, по-моему, тоже.

Иногда жены очень виноваты в развале семьи, все из-за материального положения. Хотим, чтобы разводов в стране было меньше, чтоб Украина поднималась, богаче была. Чтобы люди не уезжали за границу в поисках лучшей жизни, чтобы материальное положение поднималось, это важно.

— Какая у вас мечта?

— Мечтаю и хочу увидеть, как в Украине будет мир и объединение. Если я его сейчас встречу, я скажу ему: давай быстрее договаривайся о мире с Россией.

У него солидная молодая команда толковых ребят. Что мне надо — чтобы страна гордилась сыном. Максимально чтобы у него, у них все получилось.

По часам вижу, что пора прощаться, много вопросов для людей в возрасте. Мне разрешают фотографировать, даже очень личное. Снимаю все, что позволяют рамки приличия, а Зеленские продолжают рушить шаблоны семьи президента: «Вот сына комната, вот наша кухня, зал».

Попрощавшись, ощущаю в руке пакет с печеньем и конфетами. «Покушаешь, все-таки дорога дальняя», — заботливо говорит Римма Владимировна.

Мы обнялись. «В добрый путь. Казахстану привет!» — уже в дверях улыбается папа украинского президента.

Жанна Нурланова

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)