Сергей Иванов
Опубликовано: 05:42, 17 январь 2021
По материалам: rusvesna
Другие новости

Постановочная демократия рушится на глазах

Постановочная демократия рушится на глазах

Чем масштабнее и увлекательнее вымысел, тем дольше он притягивает к себе внимание. «Цитадель Демократии», «Град, сияющий на холме», «Лидер свободного мира»… — самый успешный вымысел современной эпохи.

Тот, кто создал или когда-то перехватил этот проект, распоряжается им и сегодня. На последних событиях в США отчетливо проступают отпечатки пальцев распорядителя: достаточно проанализировать частное событие и сравнить с общим.

Залповая синхронность и массированная однобокость СМИ, подававших событие с вваливанием толпы в Капитолий как «вторжение», «штурм», «терроризм» и пр. — показатель жестко контролируемого управления и координирования происходящим.

То же самое было и со Скрипалями, и с «Боингом» МН-17, и мн. др.; или, например, с коронавирусом, когда одномоментно все СМИ мира закричали о ста заразившихся и одном умершем в Ухане. Как вдруг в один день все они узнали об этом факте и дружно предсказали пандемию?!

Фактически залповую синхронность и массированную однобокость СМИ можно считать печатью заказного мероприятия.

Несмотря на известность владельцев СМИ, включая соцсети, неизвестными остаются хозяева этих владельцев и даже отдельные исполнители крупных политических мероприятий: постановщики, суфлеры (те, кто принимают и распространяют директивы, инструкции, точки зрения). Младший персонал этих «спектаклей» (аниматоры, актеры) всегда на виду: или возносятся по социальной лестнице в случае успеха, или, в случае неудачи, быстро засвечиваются и выходят из строя, получая ПМЖ и другие подачки. Впрочем, они и мало что знают, даже если их «возьмут».

В каком-то смысле все это — глобальная служба/фирма политических розыгрышей.

Постановщики —особо охраняемая хозяевами порода позвоночных, в силу штучности и злодейской специфичности их профессионализма. Без них невозможно ни одно крупное невоенное, формально законное мероприятие. Поэтому они, естественно, входят в элитное подразделение спецслужб, возможностями которых и располагают безгранично.

Мероприятие «Захват Капитолия» является образцом злодейского профессионализма постановщиков (патологически преступная же сущность заказчиков/хозяев и без того всем известна мировыми кровопролитиями, геноцидами, стираниями с лица земли культур и наций).

Несмотря на сходство с событиями в Белграде, Тбилиси, Киеве… (где террористы, нацисты, заговорщики и погромщики информационно маркировались «борцами за свободу», «революционерами», «повстанцами», «оппозицией» и пр.), капитолийское действо умело представлено в прямо противоположном искажении. Всем актам и действиям приданы обратные значения (положительные или отрицательные), соответственно заказу и плану:

— В первом случае имеющая задачу захвата административных зданий с целью государственного переворота толпа маркируется под «мирных протестующих», а в другом — заманенная на несанкционированную экскурсию по Капитолию толпа — «захватчики», «террористы».

— В одном — растерянность и страх представителей власти и служащих празднуется как «жалкий вид» и заслуженная кара, в другом — постановочное «испуганное» приседание на корточки представляется как реальная угроза жизни и здоровью, как мера разумной предосторожности от опасного бесчинства толпы.

— В одном — захватчики получают уступки от власти, в другом — «возмущенные» парламентарии отважно действуют наперекор.

— В одном — убитые возводятся в «жертв режима» и «героев небесных сотен», в другом — выполняют функцию окрашивания капитолийской экскурсии в агрессивное «вторжение» и «захват»…

В общем действия похожие, а цели, результат, мнения, оценки и выводы противоположные.

Столь виртуозное управление армией разного профиля и амплуа (включая наемных убийц) участников грандиозного спектакля, с калейдоскопом мизансцен, актов, выходов, финалов, шумов за сценой, с молниеносной перестановкой (экспромтом) сцен и действий, в зависимости от непредвиденных обстоятельств и с вовлечением больших масс несведущего населения говорит о доведенном до совершенства навыке.

Где и когда отрабатывался этот навык, на каких площадках? — На всех известных переворотах («революциях»), политических кризисах, резонансных международных авантюрах («подставах») и конфликтах.

Уникальность квалификации постановщиков говорит об их малочисленности, косвенным подтверждением чему можно считать и тот факт, что точечные и глобальные перевороты и потрясения практически никогда не накладываются друг на друга (хоть и участились в последние годы почти до непрерывности). Достаточно проследить последние идущие подряд мероприятия — бунт BLM, Белоруссия, Карабах, «выборы» в США, Молдавия, «захват Капитолия».

Заниматься двумя мероприятиями одновременно невозможно, а второй равноценной управляющей команды, видимо, нет, да и громоздкая фатальных розыгрышей логистика не позволяет.

Историю с немецким пациентом в этом ряду нельзя считать накладкой, так как это было вспомогательное мероприятьице — попытка отвлечь Россию от помощи Белоруссии, образно говоря — отбить жертву от защитника.

Впрочем, частота мероприятий лишает постановщиков времени на шлифовку мнимой спонтанности, оригинальности и непривязанности к внешнему умыслу, что дает возможность даже невнимательным наблюдателям обнаружить сходство техники и почерка: шаблонность жонглирования гибридными приемами и манипулирования чувствами людей, масштабность закулисного шантажа сторонников оппонента и т. п.

Одним из способов манипулирования можно считать стремление опережающе предвидеть, фиксировать и клеймить якобы непреложную злонамеренность противника и преувеличивать насильственность его действий, седлая таким образом «праведное возмущение» и право на превосходящую жесткость «ответа» на жестокость. Чем, собственно говоря, отличаются кучные эмоциональные оценки событий в Капитолии от Майдана? Ничем. Только два примера.

— Бывший афро-американский президент Америки: «История справедливо запомнит сегодняшнее насилие в Капитолии как момент великого бесчестия и позора для всей страны».

— Будущий (на тот момент) косноязычный мэр Киева после попытки разгона Майдана дубинками (приблизительно): «Никогда еще на Украине власть не применяла такого насилия к мирным гражданам».

Вот такие одинаковые лицемерно пафосные негодования многих действующих лиц с минимальной поправкой на индивидуальность звучат на разных континентах. Одна заготовка.

Несмотря на сложность и масштаб мероприятия «Захват Капитолия», оно все-таки является эпизодом «Большой игры».

Если посмотреть чуть более расширенно на сравнение Капитолия с Майданом, то можно увидеть и другие очевидные параллели. Например, заблаговременно созданные идеологизированные и насильственные структуры — BLM, Антифа и украинские нацисты (BLMAN), неприступные для закона и мафии (кстати, опыт которой тоже был когда-то учтен и введен в широкое употребление стратегами для внезаконной расправы с оппонентами).

BLMANы созданы для давления и шантажа до выборов, для острастки во время, для расправы и зачистки (люстрации) после и для других серьезных задач.

Фактически эти структуры являются ноу-хау постановщиков, ведь они формальной вескостью идеологии и силовой компонентой попирают известные действующие сегодня формы закона и беззакония — где нужно, замещают их или используют в своих целях. И при этом находятся в абсолютном повиновении у заказчиков и постановщиков.

Напрашивающаяся аналогия с известной германской партией 30-х годов ставит ноу-хау под сомнение, тем не менее, похоже, тогда они встраивались в тенденцию с попыткой перехватить управление, а сегодня — формируют, вскармливают и жестко контролируют.

Еще одна параллель: искусно навязанное маниакальное следование и Трампа, и Януковича с ножом у собственного горла принципу «только без крови», только «без насилия».

Отрепетированный на Украине сценарий с традиционным вовлечением в участники подкармливающихся европейских прилипал, судя по многим совпадениям, сегодня применяется и в США. Возможно, постановщиками учтен прокол с Крымом и Донбассом (хотя большая кровь и предполагалась для закрепления разрыва с Россией), и приняты меры по недопущению гражданской войны в Америке или бунта отдельных штатов. Посмотрим.

Одной из таких мер можно считать замену соревнования уличными митингами и отказ от противостояния BLM и полиции (как нацисты и «Беркут» в Киеве) на рискованную авантюру с «захватом» Капитолия.

Пластичность и мобильность в смене инструментов, тактики и темпа в процессе сражения, т. е. непредсказуемость — убийственный козырь постановщиков.

Если принять во внимание их богатейший опыт в разрушении СССР и распространить на тот период сравнительный анализ мизерного количества приведенных здесь примеров, то можно увидеть одну главную составляющую всех переворотов, всех трагедий, их альфу и омегу — это СМИ.

Лицемерно афишированная «свобода слова» консервным ножом вскрыла институциональные механизмы защиты государств (идеология, история, культура), включая США, и поставила их в зависимость от узкой группы суперварваров.

Превращенные в универсальное оружие СМИ ведут массированные бомбардировки на всех этапах боев и сражений с несогласными. Недаром их всеобъемлемость, вседозволенность и неприкосновенность жестко вменялись десятилетиями пропаганды и обеспечивались всеми мыслимыми уровнями защиты, включая конституционный.

Даже там, где не удалось полностью формализовать государство, СМИ — неприкосновенны. Фактически наряду с НКО, гражданским обществом, BLMAN и пр., и пр. СМИ — это вершина пирамиды латентного механизма институционального вытеснения и замещения государства.

И если ко всему этому прибавить ФРС, МВФ и т. п., то становится очевидной постановочная (фейковая) сущность демократии США как авторитета и ориентира для всего Запада и человечества.

До недавнего времени СМИ вполне успешно справлялись с зомбированием населения и относительным поддержанием международной репутации США.

Выдрессированная зависимость большинства населения от избыточного легкого доступа к информации, отучившая его думать самостоятельно, исправно пополняла ряды сторонников великого вымысла. Однако бесконечные двойные стандарты, ложь и фальсификации раскрутили внешнее и внутриполитическое обострение, подвели Америку к взрывоопасному перенапряжению.

В придачу во всему истерическая эксплуатация СМИ чувств и эмоций людей стала переходить в полное размывание тысячелетиями достигаемых человечеством представлений о прекрасном и дурном, о правилах приличия и взаимоуважения…

Возможно, именно это и нужно заказчикам, чтобы стереть отработанный вымысел и перейти в новый. Сопротивление же, видимо, будут ломать диктатурой — украинские «учения» продемонстрировали возможность такого сценария и в XXI-м веке.

Павел Гортаков, специально для «Русской Весны»

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)