Ольга Иванова
Опубликовано: 18:29, 06 декабрь 2019
По материалам: znak
Другие новости

Из России из-за брошюры к ЧМ-2018 выдворяют пастора, жившего на Урале 25 лет. Интервью

Из России из-за брошюры к ЧМ-2018 выдворяют пастора, жившего на Урале 25 лет. Интервью

16 декабря 2019 года Россию вынужден будет покинуть пастор христианской баптистской церкви, 57-летний гражданин Германии Хельмут Берингер, который прожил в Свердловской области, в таежном городе Тавда, 25 лет. Решение о лишении его вида на жительство принял суд на основании «информации, поступившей 16 апреля 2019 года из УФСБ России по Свердловской области» о том, что «Берингер выступает за насильственное изменение основ конституционного строя Российской Федерации». На Урале у него останутся жена, трое детей и обширное крестьянское хозяйство. Берингер говорит, что мечтал когда-нибудь быть похороненным на кладбище Тавды возле своего первенца, умершего из-за болезни много лет назад. Всем этим планам уже не суждено сбыться. И все из-за брошюры, которую он по просьбе баптистской церкви раздавал во время чемпионата мира по футболу 2018 года. Как это вышло — в интервью пастора Xoroshiy.ru.

«Я думал же тогда, что все будет по закону, а я законопослушный человек»

— Когда к вам появились претензии со стороны российских спецслужб?

— Это было летом 2018 года, во время мундиаля. Мне прислали 2 тыс. экземпляров брошюры [«Россия. Футбол: история, факты и свидетельства»]. Красивое издание на очень хорошей бумаге, с хорошими иллюстрациями. Примерно половина текста про историю футбола и российские города, принимавшие чемпионат мира. Вторая часть — про Каку (бразильского футболиста Рикарду Изексона дус Сантус Лейти — прим. Xoroshiy.ru). Известный футболист, чемпион мира, в брошюре он рассказывает про то, как получил тяжелую травму и пришел к Богу. 300 тыс. экземпляров этой брошюры Союз евангельских христиан-баптистов изготовил для России, чтобы здесь бесплатно ее раздавать в разных городах. Я думал, что это будет для людей как небольшой праздник, поможет им быть ближе к чемпионату. Купил себе шарф с эмблемой FIFA, футболку, шапку болельщика, сел на велосипед и поехал раздавать книгу. Многие люди ее охотно брали. Раздал 1800 книг.

«Никто мне не даст визу, чтобы въехать сюда снова. Но я буду пробовать»

— Как вы поступите теперь?

— Видимо, мое служение в России подходит к концу. Я купил билеты на самолет из Екатеринбурга на 16 декабря. Когда приходил его показывать в паспортный стол, начальник просил не держать зла на него. Я и не держу, он же просто выполняет свою работу. Сейчас у меня остается совсем немного дней, чтобы привести свои дела в порядок. Ведь у меня здесь две машины, три трактора, 16 гектаров земли и дом. Документы на них надо правильно оформить, чтобы у жены не было проблем.

— А могут быть проблемы?

— У меня есть сейчас еще один суд. Приезжали прокуратура, полиция, четыре раза привозили с собой человека из Росреестра. Говорят якобы я нецелевым образом использую свой дом — провожу там религиозные обряды. Да, мы молимся Богу. Каждое воскресенье у нас собираются члены общины, но что в этом плохого? Теперь меня хотят оштрафовать. Один суд я уже проиграл. Должен быть снова областной суд, но уже, видимо, без меня. Я же лишен вида на жительство и не смогу присутствовать.

— Вы семью с собой заберете?

— Я не смогу так сделать, хотя моя жена очень переживает.

— Почему не сможете?

— Здесь у нас в институте в Тюмени учится старшая дочь. Она на первом курсе, и ей сейчас нельзя бросать. Двое младших детей ходят в школу. Им тоже нельзя бросать все во время учебного года. К тому же моя теща два месяца как лежит в больнице, у нее проблема с легкими, и жена вынуждена быть с ней постоянно. Ее нельзя здесь бросить.

— То есть фактически ваша семья на время распадается?

— Я надеюсь, что пройдет время, год, может быть, или два, и они смогут приехать ко мне.

— В Германию?

— Я люблю свою страну, это моя родина. Но возвращаться туда пока не планирую.

— Куда вы поедете?

— Я думаю про Киргизию. Там у нас большая диаспора, к тому же много русскоговорящих людей, и моей семье там может быть проще.

— Они не говорят по-немецки?

— Жена говорит, но очень немного. Когда я приехал в Россию, то сразу решил, что буду стараться говорить здесь, со своей семьей, только по-русски. Иначе я буду оторван от их круга общения, который будет говорить на непонятном мне языке. Мы так и делали. Но, если честно, мне больше нравятся Латвия и Рига. Там тоже много кто говорит по-русски, и это к тому же Европа. С моим немецким паспортом мне будет нетрудно там устроиться. Потом, может быть, и семья туда переберется. Хотя тоже большая русскоговорящая община есть в Канаде. Надо все еще раз обдумать.

— Вы не допускаете мысли, что снова можете вернуться в Россию?

— На суде представитель МВД так и говорил, что аннулированный вид на жительство еще не означает запрета на въезд в Россию. Следовательно, не является препятствием для семейных отношений. Но мой адвокат говорит, что на практике все будет не так.

Во всех базах теперь у меня будет отметка о том, что меня выдворили из-за выступлений против конституционного строя России. Здесь я как террорист.

Никто мне не даст визу, чтобы въехать сюда снова. Но я все равно буду пробовать.

«Здесь похоронен мой первенец и я хотел, чтобы меня похоронили рядом с ним»

— С какого года вы живете в России?

— С 1994 года.

— Откуда вы и почему выбрали для себя Россию?

— Я родился в Швабии. У моей семьи там большое хозяйство было. Выращивали виноград, фрукты. Потом я попал в летний лагерь на острове Холлиг Хооге. Это на севере Германии. Там что-то вроде пионерского лагеря было, только христианский. Там, кстати, мне подарили старое, но очень хорошее пальто из толстой ткани. Оно было очень теплым. И хозяин дома, где я жил, как-то сказал: «Такое пальто надо носить в России». Этому я тогда не придал значения. Потом четыре года учился богословию в Швейцарии. Я был готов ехать на служение куда угодно. Даже в Индонезию, где есть целый город прямо на гигантской свалке. Но как-то раз ко мне там пришло видение, что мне надо ехать в Россию. Мой брат во Христе, кстати, тоже получил во сне видение, что ему надо поехать во Францию, и он там служит сейчас. Мы до сих пор с ним поддерживаем общение. Так я собрал вещи, купил билет в один конец и приехал сюда.

— Сразу в Тавду?

— Я пожил в Серове, Нижнем Тагиле, Верхней Салде. Когда жил в Верхней Салде, мне предложили съездить в Тавду. Здесь в советское время была большая баптистская община, больше 70 человек (в основном потомки ссыльных немцев, которых сюда, в уральскую тайгу, переселили в 1940-х годах — прим. Xoroshiy.ru). А хотите расскажу, как познакомился со своей женой?

— Давайте.

— Меня привели к старушке, и у нее были дочери. Одну из них бабушка попросила показать город. Оказалось, что ее отец был военным. От него у нее осталась только шинель. Отслужив три года, он уехал в Киргизию, и она никогда не знала своего отца. Надо сказать, что мне тогда было 33 года и у меня тогда не было еще женщины. В моем сердце поселилась любовь. Потом я уехал и когда приехал, снова спросил ее, пойдет ли она за меня замуж: «Пойду», — скромно сказала она мне. 27 мая 1995 года мы сходили в ЗАГС и сыграли свадьбу. Так я остался здесь.

— Чем вы занимались здесь?

— Вы про деньги? Да, без них никуда, конечно. Но я из Швабии, и там живут очень экономные люди, поколение за поколениями они что-то откладывают и откладывают. После смерти моей бабушки нам досталось кое-что от нее. Моей долей распорядился брат. Он купил пятикомнатную квартиру и теперь сдает ее в аренду, а деньги отправляет мне сюда.

Мне много не надо, нам хватает. К тому же здесь у нас свое хозяйство. Одной картошки садим полтора гектара. Что-то берем себе, что-то — на продажу. Еще я рублю дрова и продаю их. На тракторе вывожу мусор и тоже немного зарабатываю на этом. Еще на своих тракторах весной-осенью пашу огороды.

Здесь трактор не у всех есть, и услуга очень востребованная. Чтобы все было по закону, открыл даже ИП и купил за 27 тыс. рублей в Тюмени платежный терминал. Правда, данные с него надо скачивать каждые полгода, и эта услуга в фирме стоит 3 тыс. рублей. В прошлом году на вспашке огородов я заработал 3,7 тыс. рублей, а потратил на скачивание данных, запчасти и топливо 7 тыс. рублей. Не очень выгодно здесь вести такой бизнес.

— Почему не уехали отсюда?

— На самом деле я искренне люблю Россию. Мне нравятся здесь природа и чувство свободы. Мне нравится здесь трудиться на земле. Странно, но очень многие люди вокруг меня здесь говорят, что жить трудно. Конечно, жить непросто. Но у многих есть земля, дом, в каждой комнате по телевизору стоит, компьютеры, смартфоны и машина в гараже. Не так уж и плохо, если посмотреть внимательнее. Раньше тяжелее было. Я бы никогда и не уехал отсюда. Здесь теперь мой дом, моя жена и мои дети. Здесь, на кладбище, похоронен мой первенец, и я хотел бы, чтобы меня похоронили рядом с ним.

[/url]http://www.znak.com//img.znak.com/452159.jpg[url=http://www.znak.com//img.znak.com/452157.jpg]
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)