Опубликовано: 04:14, 04 декабрь 2019
По материалам: rusvesna
Другие новости

Вездесущее возмездие: Каратель сбежал с Украины и попал в немецкий «ад»

Вездесущее возмездие: Каратель сбежал с Украины и попал в немецкий «ад»

На страницах одного из украинских СМИ появилась «исповедь» участника Майдана, боевика-карателя нацбата «Донбасс-1» Алексея Яремчука. А написал несчастный украинец из немецкого «ада».

Он сбежал из Незалежной в Ганновер, где немцы, услышав истории из жизни Майдана, назвали его нацистом и избили. В общем, нет ему жизни ни там, ни на Родине, которую ушатали майданщики. Впрочем, его историю нужно читать целиком, чтобы оценить масштаб возмездия, которое настигло карателя даже заграницей.

Охотно делимся с нашими читателями излияниями пытающегося перехитрить судьбу нациста.

«Хотелось бы поделись своей историей о жизни в Европе для тех, кто готовится к переезду сюда из Украины. Хочу сразу предупредить, что в разных странах и городах ЕС отношение к украинцам может быть разным, и не факт, что с вами произойдет то, что произошло со мной.

У моего отца было немецкое гражданство, но пока я учился в школе и институте, мы не собирались никуда переезжать из Полтавы.

Когда произошли события в Киеве в 2013 году, я учился на четвертом курсе полтавской медицинской академии. На фоне всеобщего возмущения действиями власти мы с отцом в конце декабря переехали в палаточный лагерь на Майдан. Он медик, я студент-медик, и благодаря своим знаниям и навыкам, мы следили за здоровьем тех, кто жил рядом с нами в городке. Помогали с лекарствами, измеряли температуру, давление, делали уколы, боролись с простудами. В случае необходимости обрабатывали ранения, ссадины, ушибы активистов. Однажды пришлось лично давать отпор «беркутовцам», в результате чего отец получил сотрясение мозга.

После начала войны в Донбассе мы пошли добровольцами в «Днепр-1». К сожалению, я практически сразу травмировал ногу, после чего занялся волонтерством. Впоследствии мы прислушались к просьбам матери и все-таки решили перебраться в Германию.

Весь переезд с оформлением длился год, и в результате в июле 2017 мы оказались в Ганновере.

К моему большому сожалению, по мере того, как немецкие родственники отца и его окружение больше узнавали о нашей общественной деятельности в Украине, в общении стали возникать недоразумения. Отец сильно поссорился с моим дедушкой, а я разорвал отношения с двоюродными братьями, которых раздражали мои посты в фейсбуке в честь «Небесной сотни». При этом у меня в сети было много друзей-немцев, которые активно поддерживали Майдан. Однако, как я потом понял, в реальной жизни наших сторонников крайне мало.

Наибольшим же разочарованием в Ганновере в это момент стал опыт общения с коллегами с мясокомбината, куда я устроился. Насмешки, различные издевательства, в частности, со стороны руководства. Кульминацией стал словесный конфликт, который перерос в драку.

В разговоре я вскользь упомянул пару историй с Майдана и объяснил некоторые тонкости волонтерской деятельности, а на меня с кулаками бросился коллега с обвинениями в нацизме. Я попал в больницу с переломами носа и орбитальной кости. При этом меня признали провокатором и заставили уволиться.

В последнее время из-за моей активности в сети (я пишу в несколько немецкоязычных групп и страниц) мне стали поступать сообщения на почту с угрозами. Часто от меня требовали заплатить шантажистам деньги, чтобы они не предоставили недоброжелателям мой адрес и телефон.

Таким образом, последние полгода в Ганновере превратились в ад для всей моей семьи. Такое ощущение, что после рассказов об Украине нас занесли в черный список. Нас буквально узнают во всех учреждениях Ганновера и считают нужным упрекнуть и задеть за живое.

В результате, из-за всех этих скандалов родители близки к разводу, а мы с матерью в растерянности.

Возвращаться в Украину, учитывая нестабильность обстановки, непредсказуемость Зеленского, недоверие силовиков к ветеранам АТО/ООС и активистов мы пока не планируем.

Главное, я уверен, что в нынешних экономических условиях не смогу в той же Полтаве найти нормальную работу, чтобы прокормить себя и мать. К ужасному регрессу в уровне жизни я больше не готов. Некоторые друзья с Майдана предлагают временно пожить в России.

Но здесь возникает вопрос безопасности. Именно высокая вероятность того, что лишняя информация обо мне попадет заграницу, останавливает меня от такого шага. Самым оптимальным вариантом и наименее рисковым для комфорта мне кажется переезд в Канаду. Там есть связи, многие соотечественники. Но здесь сразу возникает другой вопрос, где взять деньги, чтобы туда переехать… Вообще ситуация выглядит безвыходной. Продолжаем перебирать варианты и активно ищем поддержки.

На своем примере я убедился, что Майдан, Революцию достоинства, борьбу за суверенитет и целостность Украины рядовые европейцы воспринимают больше с отрицательной стороны. Конечно, перед переездом сюда надо об этом помнить. Если вы готовы с этим жить, глотать обиды, тогда переезжайте, но для меня это было крайне негативный опыт, и, по моему мнению, Германия совсем не так близка к демократическим ценностям, как мы считали, сидя в палатках на Майдане. Спасибо за внимание и надеюсь, что кому-нибудь эта информация будет полезной и поможет решить переезжать или не переезжать».

Что же, в этом признании прекрасно всё. Тут даже объяснять и добавить нечего. В Сети, само собой, читатели без жалости откликнулись на «душещипательную» историю майдановца-карателя. И воздали в комментариях по заслугам — насмешками и презрением: «нагадили тут своим майданом и свалили за горизонт».

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)