Иван Филипов
Опубликовано: 15:52, 20 сентябрь 2019
По материалам: znak
Другие новости

Экс-мэр Миасса Геннадий Васьков - о ситуации в городе, проблемах власти и предстоящих выборах

Экс-мэр Миасса Геннадий Васьков - о ситуации в городе, проблемах власти и предстоящих выборах

Наиль Фаттахов / Znak.com

Бывший глава Миасса Геннадий Васьков покинул свой пост больше года назад. С тех пор он успел провести несколько месяцев в СИЗО и под домашним арестом по обвинению в превышении полномочий при покупке мэрией детского сада и покушении на взятку. Сейчас экс-чиновник находится под подпиской о невыезде. За это время Геннадий Васьков стал дедом, завел Instagram и продолжает внимательно следить за тем, что происходит в городе и области. Znak.com поговорил с бывшим мэром о том, как миасская «вольница» расползается по региону и что нужно сделать, чтобы ее побороть.

— Что происходит с вашим уголовным делом?

— Следствие закончено, идет процесс ознакомления и дальше — в суд. За это время произошло много событий, но пока рано говорить об этом подробно.

— Как вы смотрите на этот год после своей отставки, часть которого провели в СИЗО, часть под домашним арестом?

— Это точно не потерянный для меня год. Несмотря на мой возраст, век живи, век учись — многое переосмыслил, на людей посмотрел, которые меня окружали. В этом отношении можно сказать, что это не зря прожитый год. Сейчас есть возможность проанализировать все, чем занимался с 2011 года. Это тем более актуально на фоне событий в других муниципалитетах, на фоне того, что происходит с моими коллегами. Мысль о необходимости кардинальных перемен в процессе формирования местных органов власти многие понимают и принимают, но не многие ее озвучивают.

У меня большой опыт работы во власти, я всю жизнь работал чиновником. И могу сказать, что остро стоит вопрос о дефективности системы формирования органов местного самоуправления.

Я смотрю на коллег и вспоминаю один из своих диалогов с политическим вице-губернатором и управлением внутренней политики области. Мы обсуждали первый стрессовый момент, когда были проблемы с принятием бюджета Миасса. Я тогда сказал, что если ситуация в Миассе будет развиваться по такой схеме, как сейчас, то обязательно к будущим губернаторским выборам мы получим то же самое и в других муниципалитетах. Сегодняшние реалии показывают, что выводов тогда сделано не было. Факт, что в других территориях сегодня появились аналогичные конфликты, налицо. Вертикаль управления потеряна и отчасти безвозвратно, необходимо принципиально поменять подход к решению данного вопроса. Вертикаль, безусловно, должна быть, губернатор подотчетен Федерации. Он должен выстраивать отношения с местной властью, должны быть связь и взаимодействие. Решения, которые принимаются на местном уровне, должны соотноситься с тем, что транслирует губернатор. Мы же имеем разбалансированную систему.

Примеров много: допустим, выборы мэра в Миассе после моей отставки. Тогда была сформирована и озвучена четкая позиция губернатора и промышленников Миасса, знаю, что она была согласована. В итоге с первого захода ничего не получилось, и внутриполитический блок губернатора потерпел полное фиаско. Это был очередной показательный пример, выводов из которого сделано не было. И только потом, когда был использован метод «мягкого» давления через КСП, все вроде бы стабилизировалось. Но при этом депутатский корпус продолжал и продолжает группироваться по мере необходимости удовлетворения собственных интересов. Далеко не всегда интересы групп влияния совпадают с интересами жителей города. От действующего состава собрания складывается ощущение, что там процентов 80 депутатов пришли решать свои вопросы, и они далеки от интересов города.

— Вечная политическая борьба в Миассе — это уникальная для региона ситуация?

— Она была уникальной, но ее не купировали в 2016 году, и она начала распространяться: Чебаркуль, Златоуст, Копейск, другие территории. Не знаю, есть ли универсальный вариант, который снимет все проблемы. Но мир меняется, и схема формирования власти должна меняться. И мы тут немного отстаем. Про реформу МСУ говорят давно. Я помню годы, когда губернатор назначал главу. Он брал на себя ответственность за него и делил с ним эту ответственность. Если городу нужны были деньги, например, на оплату долгов за газ, и это были объективные расходы, губернатор не мог не поддержать своего назначенца. И эта схема работала. Был период, когда были прямые выборы глав. Тоже схема работала. Но характерно, что в тот момент вопросы избираемости решались не только за счет вливания больших материальных ресурсов в выборный процесс.

Сегодня практически все монетизировано. Я посмотрел со стороны за выборами в Челябинске. Это же классика жанра, фильм «День выборов». И в кино ходить не надо.

Это страшно, если задуматься о том, какую функцию исполняет власть. Какая тогда перспектива?

— И какая система, на ваш взгляд, лучше?

— Посмотрите на сегодняшнюю систему налогообложения и формирования бюджетов муниципалитетов, среди которых самодостаточных можно по пальцам пересчитать. Работает система дотаций и субсидий. Это распределение финансовых ресурсов сверху, значит, муниципалитет зависим от этих ресурсов. Это рычаг для давления. А депутатский корпус, жители города, разве они не влияют на принимаемые решения? Влияют. И куда главе деваться? К умным или к красивым? В этом изначально заложена конфликтная ситуация, ее надо устранить, и тогда многие вещи станут понятными. Может быть, стоит изменить систему налогообложения. Но здесь затрагиваются интересы не только субъекта РФ, такая же схема отношений и у региона с Федерацией. А если город будет самодостаточный, будут деньги на все: на освещение, дороги, на газ, зачем тогда субъект? Местничество никто не отменял. Должен быть баланс интересов, тогда будет управляемость. Система должна быть понятной. Есть два варианта, может, они и не идеальны. Первый вариант — прямые выборы, когда народ берет на себя ответственность за избранного главу. Но при этом обязательно должны быть сформированы избирательные фильтры: образовательный ценз, опыт, критериев можно задавать массу. Другой вариант — назначение губернатором, когда он берет на себя долю ответственности за мэра и с него спрашивает.

— Вы провели несколько месяцев в изоляции, но сейчас можете передвигаться по городу без ограничений. Сложно было первый раз выйти из дома?

— Да, первый раз было непросто, пошли гулять вместе с супругой. Подходили люди — думал, «как будет»? — оказалось, здороваются, искренне радуются, останавливаются спросить, как дела. Сейчас многие приходят посоветоваться, рассказать о проблемах, узнать, как поступить, предложить поддержку. Самое тяжелое время было в Челябинске, когда не было понимания, как и на что живет моя семья и выплачивает кредит. Да просто — как ходят по городу, общаются с людьми? Справедливости ради надо сказать, что поддержку и помощь получили такую, какой не ожидали. Круг общения стал гораздо шире. Спасибо всем за поддержку — это было очень важно. Хотя были и такие, от кого ожидал поддержки, но этого не произошло. Бог судья каждому.

Переосмыслил многое. Один человек из нашей команды в шутку сказал, что делали все неправильно, что целеполагание было сориентировано на неопределенный круг жителей Миасса, а все нормальные люди работают на свой определенный круг.

На мой взгляд, мы многое сделали за эти два с половиной года. Не хочу хвалиться, но это больше про команду: во многом то, что делается сейчас в городе, стало возможным в результате нашей работы. Мы за два года рассчитались со всеми кредитными обязательствами, это было 250 млн рублей официальных долгов и около 100 млн непрописанных. Причем ни одну социальную программу не сократили, даже дороги делали за городские деньги. И не в сентябре начинали это делать. Были, конечно, в Миассе различные подходы к городскому хозяйству: к примеру, в 2011 году действующий тогда глава утверждал, что «новые технологии позволяют класть асфальт и в минусовые температуры» и, видимо, демонстрируя свою правоту, укладывал дорожное покрытие в ноябре прямиком в лужи. Но мы старались делать все правильно. Поэтому, считаю, мы оставили после себя хорошую базу.

Я знаю, что происходит с экономикой города в данный момент — опять неполная обеспеченность бюджета, непонятно почему. Может быть, другие приоритеты.

Были хорошие наработки, странно, почему их не сочли возможным реализовать. Все было уже на стадии подписания документов, в частности, по долгам за газ, по сетям, которые продолжают эти долги генерировать. Но это до ума не довели, сейчас долги серьезно выросли — до 500 млн. По обманутым дольщикам тоже договоренности сошли на нет. Люди как были с проблемами, так с ними и остались. Мне это непонятно, безотносительно ко мне и моей команде — это же проблемы горожан, которые власть должна решать.

— Последние несколько месяцев город будоражит объединение промышленников, которые намерены провести свой пул в собрание депутатов. Подобную идею высказывали и вы, как смотрите на этот процесс?

— Идея была сгенерирована в бытность главой Владимира Григориади, который объединил руководителей крупных предприятий в совет при главе. Потом этого совета не стало. Я его возродил, и было это непросто. В 2015 году я активно встречался с руководителями крупных предприятий, это уважаемые люди, которые вносят лепту не только в экономику города, но и страны, в ее обороноспособность. На этих встречах все говорили, что предыдущая власть сделала все, чтобы промышленные предприятия отвернулись от города. Не берусь судить, тема прошлая. Мы тогда пришли к пониманию, что надо работать сообща. Показатель, что эта работа была проделана не зря, — это явка на выборах президента в 2018 году. Мы перешагнули 62% по явке, такого в истории Миасса не было давно. И сейчас на выборах губернатора это оказалось недостижимой планкой. Мы тогда поняли, что двигаемся правильно, с предприятиями был налажен контакт, не возникало проблем, все знали, что делать, и работали в одной команде. Обсуждая те результаты, мы и пришли к выводу, что надо предприятиям выдвигать своих кандидатов. Тогда мы подошли к логичному итогу. То, как сейчас это реализовано…

Я рад, что идея сама по себе не умерла, но вопрос в другом: зачем ее на коммерческую основу поставили? Это что, бизнес-проект?

Создали какой-то исполнительный орган, вступительные взносы собирают, для чего? Зачем такого рода формализация, мне это непонятно. Время покажет, как этот проект сработает.

— В Челябинске прошли масштабные выборы в районные советы, тектонических сдвигов, конечно, не произошло, но есть отдельные всплески активности людей, есть примеры интереса к выборам по всей стране. В Миассе через год выборы в городское собрание, возможно ли радикальное изменение состава депутатов?

— Конечно, возможно. И кампания уже началась, она пока не вышла в публичную плоскость, но формируются группы по интересам, сообщества, идет взаимодействие, определяются люди, которые могут стать участниками выборов. Что меня радует, так это то, что руководители системообразующих предприятий не равнодушны к этому процессу, они будут в нем участвовать, а это значит, что конечный расклад будет принципиально иной. Вспомните события марта этого года, когда у нас прошел небывалый по размаху митинг. Весь народ всколыхнула мысль, «что может быть с нашим гордом, если произойдет вот это (речь идет об экологии и строительстве ГОКа — прим. ред.)».

Если спроецировать все это на то, что происходит в стране, на протестные настроения, транслируемые в соцсетях, а их роль нельзя отвергать, то понимаешь, что в общественной и политической жизни формируется новая реальность. У нас много активных людей в городе. У них есть своя позиция, правильная она или нет — это вопрос относительный. Главное, она есть.

Чиновники чаще лавируют между чужими мнениями, а эти люди демонстрируют, что можно иметь свое мнение и, несмотря ни на что, двигаться с ним вперед. Некий запрос на обновление есть, и его нельзя не учитывать ни местным властям, ни, тем более, властям субъекта.

— Вы теперь еще и инста-блогер, освоили новую для себя сферу?

— Дочка завела мне страницу. Я нашел много людей, контакты с которыми были утеряны, сейчас переписываемся, даже с теми, с кем лет 20 не виделись и не созванивались. Это приятно. А также очень познавательно, слежу за некоторыми известными блогерами. Иногда высказываю свое мнение, благо сейчас у меня нет никаких ограничений, связанных с профессиональной деятельностью.

— У вас еще одно новое качество, вы стали дедом…

— О рождении внучки узнал, когда был там… Прослезился. Сейчас ей уже больше года, уже ходит, улыбчивая, сплошной позитив. Мы с супругой нянчимся, гуляем. Раньше, когда росли свои дети, всегда надо было бежать работать, а сейчас ситуация другая: каждое слово, каждый шажок, отношение к книжкам, игрушкам — все по-другому, так проникновенно и осознанно. Это очень дорого.

— С какими мыслями вы смотрите в будущее?

— Исключительно с позитивными. У меня в армии первый конфликт со «старослужащими» произошел по банальному поводу. Подошли и спросили: «Что улыбаешься? Жизнь медом кажется?» После этого понял, что идти по жизни с улыбкой — непросто. Но, что бы ни было, я знаю, что есть семья, есть друзья, которых много. И ради этого стоит жить, работать, чего-то добиваться. Сколько даст бог возможности, столько и будет, от нас зависит далеко не все. Но силы есть, мозги никуда не делись. Жизнь продолжается!

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)